Header Ads

 Борис Болотов

Два вопроса об Украине, которые мучают Кремль

Первый, – под каким предлогом лучше всего официально напасть на нее, второй – что за это будет? В Кремле осознали, что теряют Украину безвозвратно и что удержать ее в "братской колыбельке" можно только силой оружия. Оба вопроса сдвинули на второй план проекты путчей в стиле "Майдан" и проект "досрочные выборы", пишет Сергей Климовский для "Вектор ньюз".
Пишет .from-ua.com

Произошло это по той причине, что гениальные аналитики Кремля сделали не менее гениальный вывод: "окно" возможности захватить Украину закроется в декабре после инаугурации нового президента США. В избрание Трампа в Кремле не верят, но на всякий случай хакерский проект "фальсификация выборов в США" продолжают. ФБР и Госдеп регулярно оповещают мир об успехах и неудачах его продвижения. Но в его успех мало верят даже в Кремле и рассчитывают только на побочные бонусы. Ясной стратегии: что делать после выборов в США, – у Кремля нет, о ней идут дебаты, отголоском которых был выплеск эмоций Жириновским, – мол, "Украину в 2014 г. надо было захватывать!"

Чтобы получить ответ на вопрос: что нам будет, если нападем на Украину, Кремль задал его 7 сентября на XXVI Экономическом форуме в польском городе Крыныця через нейтральное лицо ? Андрея Илларионова. Задал в форме изложения Илларионовым возможной стратеги Кремля: вот захватит РФ Украину до Збруча, Беларусь, восточную Эстонию, восточную Латвию и еще один кусочек Грузии, предложит президенту США подписать в Минске договор о разделе сфер влияния, как в 1945 г. в Ялте, – согласятся ли с этим США и ЕС? Или ударят по рукам Москвы, чем-то более тяжелым, чем санкции?

Ответом на него можно считать заявление министра обороны США Эштон Картера 8 сентября в Лондоне во время переговоров с украинским и британским коллегой: "Позиция США относительно агрессии против Украины остается непреклонной, аннексия Крыма никогда не будет признана, а гибридная война на Донбассе против Украины закончится унизительным поражением для России".

Это означает: предложение Кремля, озвученное через Илларионова, неприемлемо для США. Следовательно, по рукам дадут, но чем, – Картер не стал вдаваться в подробности и позволил Кремлю самому искать ответ. Ответ могут искать и другие, но с одной вводной: вариант ядерной войны НАТО и РФ не рассматривается. Допустим, по той причине, что единственным получателем выгоды от нее будет Китай. Возможно, из расчета на нее в Китае и строят загадочные пустые города, инфраструктура в которых поддерживается в рабочем состоянии.

В этом контексте стоит обратить внимание на ситуацию, возникшую вокруг авиабазы НАТО Инджирлик в Турции через две недели после попытки переворота. С 3 августа подъезд к базе стала блокировать группа лиц из партии под названием "Родина" (по-турецки "Ватан") и Партия труда. Они рассказывали журналистам российского информагентства "Спутник", сразу случайно оказавшимся на месте: с базы надо изгнать американцев, – они поддержали путчистов и предали турецко-американскую дружбу. МИД России через пару дней обратился к Турции с предложением: так как США уходят с базы в Инджирлике, то РФ хочет получить ее в аренду. 18 августа сайт Евроактив (euractiv.com), одноименный фирме, занимающейся в Киеве вентиляцией и отоплением, сообщил: Пентагон вывез из Инджирлика 20 атомных бомб в Румынию, так как утратил доверие к Эрдогану. Эту сенсационную информацию Евроактив получил сразу от двух анонимных источников, которые так и не назвал.

Но сенсация жила не долго. Многолюдные пикеты базы, которые обещали "Ватан" и Партия труда так и не появились, – 1,5 тыс. турок не захотели терять работу и в "зраду" США не поверили. Турция, невзирая на резко обострившуюся дружбу с РФ, вежливо ответила: так как Россия не член НАТО, то пользоваться базой ей нельзя, даже во имя совместной борьбы с ДАЕШ. Вот вступите в НАТО, тогда, пожалуйста. МИД Румынии категорично заявил: атомных бомб от США не получал, и не просил их. Пентагон, по обычаю всех военных мира, информацию о вывозе бомб не подтвердил и не опроверг, – выберете ответ, который вам нравится.

Можно выбрать: 10 бомб базу покинули, 10 бомб остались, и тогда оба ответа будут правильными. Капитан корабля, везший их, мог заблудиться, с военными это бывает? Проскочил румынскую Констанцу и разгрузился в Измаиле или Черноморске. В итоге у Вооруженных сил Украины могло появиться нечто тяжелое, чем можно больно дать по загребущим рукам Москвы. С ними появился и ответ на мучающий Кремль вопрос, что будет, если…

Будет как в Израиле 5 августа, когда боевики Асада обстреляли его из минометов и выпустили одну ракету, упавшую на пустыре. ЦАХАЛ нанес четыре удара по местам, откуда стреляли, и заверил: так будет и впредь. В переводе с иврита на украинский это означает: любимым Москвой радиоактивным пеплом станут не только корпуса имени Захарченко и Плотницкого, но и те 40-50 тысяч российских вояк, которые упражняются возле нашей границы в Ростовской области, если это "если" произойдет. Назвать этот досадный инцидент нападением НАТО или Украины на РФ никто всерьез не сможет, так как вступления ВСУ в Ростовскую область за ним не последует. НАТО вообще будет не причем, ведь Путин еще в 2014 г. сказал: в военторге можно купить все, что угодно, даже атомную бомбу. Вот и купили с разрешения Лаврова, – именно он объявил Будапештский договор "пустой бумажкой", никого и ни к чему не обязывающей. Можем сделать и сами. Если шахтеры и трактористы в донецком гараже собирают сейсмические противотанковые мины с лазерным детонатором, реагирующие на колебания грунта, то в киевском гараже учителя и программисты вполне могут собрать атомную бомбу.

Приблизительно таким может быть ответ на мучающий Кремль вопрос. Нам не жаль атомных бомб и для "старших братьев" из Москвы, но извините, они у нас в дефиците: хватает только на Ростовскую область, аборигены которой почему-то не хотят ложиться под российские танки, едущие к границе. Видимо, знают: российские танки давят все, что видят, в отличие от украинских в 2014 г.

Если возникли ассоциации с Хиросимой и Нагасаки, то это правильно. Единственное государство, которое на правительственном уровне любит поднимать данную тему – это СССР/РФ, так как воевало с Японией всего 23 дня. Китайцы, воевавшие 9 лет с японцами, филиппинцы, вьетнамцы, индонезийцы и другие участники той войны, не фонтанируют российскими эмоциями по этому эпизоду. Во взвешенном отношении к нему едины даже северные и южные корейцы. Только Москва любит однобоко морализировать на тему Хиросимы и Нагасаки, но скромно молчит о своей вине в Чернобыльской катастрофе и радиационном геноциде киевлян и белорусов.

Уместен вопрос к Кремлю: что сделает он, если вторжение российской армии в Украину будет остановлено с помощью атомного оружия, уплывшего из Инджирлика, несмотря на бдительность "Ватан", или собранного в гараже под Киевом? Похоже, у Кремля нет четкого ответа на этот вопрос. По двум причинам: 1) ядерная война РФ с НАТО исключена по условиям задачи; 2) если Кремль начнет просто бомбить города Украины, как бомбит Сирию, то он, как и Гитлер, станет однозначным виновником войны, а это для него неприемлемо.

Будем считать это вопрос "домашним заданием" Кремлю и его аналитикам. Таким же, как и публичное обращение 6 сентября МИД Турции к России с просьбой оказать ей помощь в совместной наземной операции против ДАЕШ, запрещенного в РФ. Замечу, что это предложение было сделано, несмотря на то, что ДАЕШ в этот момент подбил два турецких танка в Сирии ракетами "Корнет" российского производства. Как они оказались у ДАЕШ (запрещен в РФ), который, если верить российским СМИ, вооружает Турция?

Лавров который день тянет с ответом, и даже не послал Марию Захарову сплясать "Калинку" перед турками. Видимо, он с головой ушел в решение второго вопроса, какой выбрать сценарий провокации для создания предлога напасть на Украину? Тем более, что крымская провокация мягко говоря не удалась…

Не логичней ли сначала ответить на вопрос, что делать после вторжения, чем так мучиться с поиском повода для него?
На платформі Blogger.