Header Ads

 Борис Болотов

После заявлений Олланда отключения России от SWIFT становится вопросом времени


Президент Франции Франсуа Олланд поставил под сомнение целесообразность приезда в Париж своего российского коллеги Владимира Путина. Еще недавно визит Путина подавался Елийсейским дворцом в качестве доказательства «необходимости диалога» между Москвой и Западом - несмотря на действия Кремля на Донбассе и в Сирии, но преступления российских и сирийских военных в Алеппо все изменили. Олланд считает, что в Алеппо происходят военные преступления. И собирается сказать об этом Путину - если только Путин приедет в Париж. Но только не понимает, прислушается ли к нему российский правитель, цитирует журналиста Виталия Портникова replyua.net.
Пишет .technosotnya.com

«Я задал себе вопрос - полезно ли это, нужна ли эта встреча? Может еще оказываться давление? Можем ли мы еще сделать так, чтобы он прекратил то, что он делает совместно с сирийским режимом, прекратил оказывать поддержку военно-воздушным силам режима, которые сбрасывают бомбы на население Алеппо?», - Задался вопросом президент Франции Франсуа Олланд.

По мнению Портникова, Олланду не нужно даже думать. Путина вообще нельзя было приглашать в Париж. Россия уже после нападения на Украину должна была оказаться в полной международной изоляции. Ее власть должна была понять, что их дальнейшие действия по дестабилизации международной ситуации натолкнутся на решительные меры, чрезвычайно серьезные санкции, практический разрыв всех связей с миром - включая и поставку нефти и отключения российских банков от системы SWIFT, теперь становится вопросом.

«Нужно было действовать решительно, уверенно и хладнокровно - а не рассказывать о каких-то исторических связях с Россией, которых уже давно нет - а может, и не было никогда. Сейчас за эту нерешительность Запада, в которой французская позиция сыграла не последнюю роль, расплачиваются дети Алеппо, но хотелось бы узнать: а на Донбассе, что - какие-то другие дети Их можно отдавать тем же самым бандитам, что и в Сирии? », - Задается вопросом Портников.

В апреле 1936 император Эфиопии Хайле Селассие I обратился к мировому сообществу с просьбой о помощи против агрессии фашистской Италии. «Неужели народы всего мира не понимают, что, сражаясь до печального конца, я не только выполняю свой священный долг перед своим народом, но и стою на страже последней цитадели коллективной безопасности? Неужели они настолько слепы, что не видят, что я несу ответственность перед всем человечеством? .. Если они не придут, то я скажу пророчески и без чувства горечи: Запад погибнет ... », - говорил император.

«Его слова были встречены равнодушием - не развитая страна, не лучшая демократия, чего там спасать? На санкции Лиги Наций Италия наплевала, благо известный британский политик Уинстон Черчилль мужественно боролся за отмену санкций против агрессора. И в результате по предложению не менее известных политиков британца Энтони Идена и француза Леона Блюма даже эти незначительные санкции были отменены сразу же после выступления изгнанного из своей страны императора. А Эфиопия - оккупирована. Всего через четыре года иностранные войска будут маршировать по улицам Парижа и других городов оккупированной и ликвидированной Франции, Леон Блюм станет вспоминать о своих выступлениях на Лиге Наций в концентрационном лагере, а Черчилль и Иден пытаться защитить Лондон и другие города Британии от бомбардировок. Жертвами преступного благодушия западных политиков станут миллионы их соотечественников и жителей других стран Европы, Азии, Африки и Америки », - подытожил Виталий Портников.
На платформі Blogger.