Header Ads

 Борис Болотов

Раскрыт главный обман российских историков о Петре I

Город на Неве был основан не Петром I


1Одна маленькая, но существенная правка к посту: не русские, а московиты. Чужое, придуманное название “Россия” Московии дал немец-татарин царь Петр:   Сообщает  perelaznews.blogspot.com

Это одна из моих самых любимых географических карт. Составленная в период между 1635 и 1645 гг., она запечатлела мой родной город за 70 лет до того, как он якобы был основан Петром I. В действительности он был основан еще в 1611 г. шведами и представлял собой город Ниен (Nyen, т.е., Нева; вариант названия – Nyenstadt) с крепостью Ниеншанц (Nyenskans) на правом берегу Невы, в районе Охты, и целый конгломерат поселений, раскинутых вокруг. Во второй половине 17 в. население Ниена достигло 2000 человек. 

В нем была ратуша, больница, две церкви, шведская и немецкая, а через Неву, на месте нынешнего Смольного монастыря, находилась и православная церковь. В Ниене было немало хороших пильных заводов и строились надежные корабли. На традиционную трехнедельную августовскую ярмарку в город съезжались купцы со всей Северной Европы. Из Новгорода, Тихвина, Ладоги сюда привозили рожь, овес, горох, свинину, говядину, сало, масло, лососину, деготь, смолу, пеньку, лен и лес. Через Новгород поступали и пользовавшиеся большой популярностью в Европе восточные ткани: шелк, плюш, дамаск, а также шкуры, кожи, меха и холсты. А из Северной Европы импортировали металлы: железо, медь, свинец, зеркала, английское и голландское сукно, немецкие шерстяные ткани, бархат и шляпы.

Инфраструктура «Большого Ниена» включала в себя 40 деревень, как ижорских, так и русских, и несколько шведских усадьб. На Васильевском о-ве, где я вырос, вдоль берегов Малой Невы, располагалась деревня Хирвисари. Можно предположить, что в самом начале 18 века, до того, как эти территории попали под контроль Петра I, население «Большого Ниена» составляло не менее 4000-5000 человек, что было совсем немало по тогдашним временам.

Российская историография предпочла вычеркнуть 92 года из истории города и представила дело так, что к моменту появления тут русских войск, устье Невы являло собой безлюдные «берега пустынных волн», на которых постоял Петр, «дум великих полн», и решил основать там стольный град Санктъ-Петербурхъ. Вопреки «пустынности» невских берегов, прибывшие русские вельможи селились в домах, ранее принадлежащих местной шведской знати (например, имение шведского майора Эриха Берндта фон Коноу стало Летним садом); кирпич для строительства Петропавловской крепости производился тут же, в Ниене; продовольствие поставлялось из деревень «Большого Ниена». Впоследствии по приказу Петра I крепость Ниеншанц была разрушена — видимо, чтобы уничтожить конкурента в борьбе за право исторического первородства. Остатки крепости были обнаружены во время археологических раскопок в конце 1990-х гг. в районе Красногвардейской площади. Более того, на месте раскопок в 2003 г. удалось создать музей Ниеншанца, но когда через несколько лет они стали мешать “Газпрому” строить печально известный “Охта-центр”, музей вырвали из естественного места расположения и со всеми обнаруженными артифактами перенесли подальше, а восстановление развалин остановили.

Парадокс ситуации состоит в том, что каждый город пытается найти корни своего происхождения и гордится, если удается доказать, что его родословная оказалась древнее хотя бы на десяток лет. Однако у города на Неве безжалостно вырвали целую главу из его истории и украли у него почти целый век жизни. Лично я отказываюсь считать 1703 годом основания города. Закладка Петропавловской крепости московитами в 1703 г. — не более значимое событие, чем закладка крепости Ниеншанц шведами в 1611 г.

В заключении скажу, что Ниен – не самое древнее поселение, которое стояло в устье Невы. В 1300 г. те же шведы возвели там же, в районе Охты, крепость под названием Ландскрона, которая, правда, уже через несколько лет была разрушена новгородскими войсками. Но и на месте Ландскроны и Ниеншанца были найдены развалины еще более древнего новгородского городища, датируемого по меньшей мере 13 веком. В отличие от Ландскроны и Ниена это городище даже не упоминается в исторических документах.
На платформі Blogger.