Header Ads

 Борис Болотов

Миф о "подаренном" Крыме: Хрущев здесь ни при чем


Миф о передаче Крыма как "подарке" Хрущева – едва ли не самый популярный. Бессчетное число раз он озвучивался таксистами и президентами, циркулировал в социальных сетях и школьных учебниках, и в результате стал настолько само собою разумеющимся, что его опровержение вызывает у людей натуральный шок. А сколько уж нелестных слов было произнесено в сторону несчастного Никиты Сергеевича – и вообразить трудно. Включение Крыма в состав Украины называли и "царским" подарком Хрущева, и "пьяным", пишет Сергей Громенко специально для "Крым.Реалии". Но действительно ли он так провинился перед современными россиянами, или речь идет о несправедливом осуждении?
Пишет uainfo.org

Циркулирующие в Интернете легенды пересказывать лень, поэтому сразу обратимся к официальным речам и документам. И первым среди равных, конечно, будет российский президент Владимир Путин, заявивший во время "Крымской речи" 18 марта 2014 года следующее:

"А в 1954 году последовало решение о передаче в ее состав и Крымской области, заодно передали и Севастополь, хотя он был тогда союзного подчинения. Инициатором был лично глава Коммунистической партии Советского Союза Хрущев. Что им двигало – стремление заручиться поддержкой украинской номенклатуры или загладить свою вину за организацию массовых репрессий на Украине в 30-е годы – пусть с этим разбираются историки".

О мифе про "Севастополь союзного подчинения" мы поговорим в другой раз, а пока продолжим рассмотрение тезиса о личном решении Хрущева или, как максимум, "междусобойчике". Министр культуры России Владимир Мединский в предисловии к "Истории Крыма" был лаконичнее и категоричнее своего президента:

"Волюнтаристская политика советского лидера Н. С. Хрущева привела к тому, что Крым в 1954 году был "подарен" РСФСР Украинской Советской Социалистической Республике, что стало отправной точкой для последующих противоречий. По сути, население Крыма оказалось разменной монетой в несущественном с точки зрения реалий той эпохи перечерчивании границ внутри единой страны".

Как всегда дерзок в своем подходе к рассматриваемому вопросу публицист Николай Стариков. В своей книге "Россия. Крым. История"» он прямо обвиняет Хрущева в убийстве Сталина и сговоре с иностранцами для разрушения Советского Союза:

"Только рассмотрев все деяния Никиты Сергеевича, можно понять, что ситуация с Крымом была вовсе не ошибкой, а одним из шагов в направлении развала СССР. Передача Крыма – это показательный жест Хрущева. Он демонстрирует партийной элите, кто теперь в доме хозяин. Ведь передача была осуществлена с явным нарушением тогдашних законов страны. При единогласной поддержке этого хрущевского предложения и отсутствии возражений с чьей бы то ни было стороны. Иными словами, отдавая Крым Украине, Хрущев ставил окончательную точку в вопросе "престолонаследия". Власть теперь – это только он, Хрущев".

Но, скажете вы, может быть, это частное мнение нескольких авторов, и я зря драматизирую. Хотелось бы так думать, но давайте заглянем в "Методические рекомендации для школ Российской Федерации по проведению уроков и внеклассных мероприятий, посвященных воссоединению России и Крыма" и посмотрим, как дело обстоит там:

"В 1954 г. по инициативе тогдашнего лидера СССР Н.С. Хрущева и в ознаменование 300-летия Переяславской Рады (объединившей – "воссоединившей" Украину с Россией) Крым был введен в состав Украинской ССР. Передача Крыма из состава РСФСР в подчинение Украины имела тяжелые последствия для экономики полуострова, так как произошел разрыв налаженных хозяйственных и административных связей. Этот шаг был осуществлен с грубым нарушением существовавшего в то время законодательства".


И в другом месте:

"1954 г. – Благодаря волюнтаристскому решению Первого секретаря ЦК КПСС Никиты Хрущева, Крым переводится из юрисдикции Российской Федерации (РСФСР) под юрисдикцию УССР и становится областью в составе Украины".

Как видим, российские и крымские школьники обречены выслушивать на уроках истории басни о "волюнтаристе" Хрущеве, "Переяславской раде", "нарушении законодательства", об "ухудшении экономического положения" (как это сочетается с официальной формулой: "учитывая общность экономики", – непонятно) и, наконец, ложь о превращении Крыма в область – потому что областью он стал еще в составе России.

В общем, миф о "подарке Хрущева" стал слишком заметным, чтобы можно было его проигнорировать. Все вопросы, связанные с процедурой включения Крыма в состав Украины, мы рассмотрим в другой раз, а пока сосредоточимся на роли и мотивах Хрущева в этом процессе.

И первое, что надо знать о Никите Сергеевиче в контексте передачи Крыма в состав Украины, так это то, что в 1954 году Хрущев не был, да и не мог быть единоличным руководителем Советского Союза, и хотя бы только поэтому не решал единолично вопросы такого уровня.

Уже в день смерти Сталина 5 марта 1953 года его ближайшее окружение произвело перестановки во власти. На вершине неформальной иерархии оказался Георгий Маленков, совместивший посты председателя Совета министров СССР и секретаря ЦК КПСС, в правительстве его замещал подчиненный-конкурент Лаврентий Берия. Формальным главой Союза стал председатель президиума Верховного Совета СССР Климент Ворошилов. Лишь 7 сентября Хрущев стал первым секретарем ЦК партии, однако он долго оставался младшим партнером своих коллег.

Первым выбыл из лидерской гонки невероятно усилившийся Берия, фактически возглавивший процесс либерализации сталинского режима. Вследствие заговора со стороны руководства партии 26 июня он был арестован, а позже расстрелян. Маленков продолжал играть первую скрипку в оркестре советского руководства, и лишь в феврале 1955 года он потерпел поражение в борьбе с Хрущевым и лишился своего поста. Таким образом, в январе-феврале 1954 года, когда принималось принципиальное решение о судьбе Крыма, Хрущев не находился на верхней ступеньке ни на формальной, ни на фактической лестнице власти.

Интересно заметить, что вопрос изменения принадлежности полуострова не нашел отражения ни в 8-томном собрании сочинений, ни в 4-томных воспоминаниях Хрущева. Это может свидетельствовать о его невысоком интересе к данной проблеме.

И второе, что надо знать о Никите Сергеевиче в контексте включения Крыма в состав Украины, так это то, что подписи Хрущева нет ни на одном из основополагающих документов, связанных с этим процессом. На заседании президиума ЦК КПСС 25 января 1954 года, на котором шла речь о передаче Крыма, председательствовал Маленков, а Хрущев завизировал лишь выписку из протокола. На указе Президиума Верховного Совета СССР от 19 февраля 1954 года и последующем законе от 26 апреля о передаче Крыма стоит подпись Ворошилова.

Вероятнее всего, миф о прямом влиянии Хрущева на передачу Крыма возник позже – "благодаря" привычке приписывать все достижения и все провалы советского руководства одному человеку. В постсоветское время на руку этому мифу сыграли воспоминания зятя и дочери Никиты Сергеевича – Алексея и Рады Аджубей, опубликованные в российских медиа. Следует отметить, что в мемуарах Аджубея, изданных в 1989 году, ничего о роли Хрущева в судьбе Крыма не говорится.

Ну а поскольку можно считать доказанным, что инициатива передать Крым Украине не принадлежит лично Хрущеву, то нет и особого смысла рассматривать его личные мотивы, даже если они и были.

Итак, решение о передаче Крымской области из состава РСФСР в состав УССР принималось коллегиально советским высшим руководством, и никакой "волюнтаристской инициативы" Хрущева, никакого "царского подарка" не было и в помине. Если российским пропагандистам уж так хочется назвать "виновных в утрате Крыма" поименно, то на эту роль претендуют Маленков и Ворошилов, но никак не Хрущев.
На платформі Blogger.