Header Ads

 Борис Болотов

ДАЛЬНЕЙШЕЕ «ВСТАВАНИЕ С КОЛЕН» ПОГУБИТ РОССИЮ


Нет, речь вовсе не об экономических санкциях и вообще не об экономике. Речь о российском обществе.
Процитирую агитку, неоднократно виденную в российской блогосфере: «Ты спишь дома, я в спортзале. Ты ночью в клуб, я отдыхаю после тренировки. У тебя много девушек и мало друзей, у меня много друзей и одна девушка.
Пишет newsonline24.com.ua
У тебя удобные мокасины, а я в кроссовках. У тебя крутая машина, я постоянно бегом. Ты кричишь на маму, я по ней скучаю. Ты радуешься приезду девушки, я — смс от неё. Ты хочешь на тусовку, я хочу спать». Здоровый образ жизни (пусть и несколько чрезмерный, заменяющий собой саму жизнь) с элементами здоровой морали?
Вот вам окончание: «Ты смотришь фильмы про войну, я к ней готовлюсь. Ты думаешь, что ты крутой, я это уже доказал».
Быть крутым = готовиться к войне. Вести здоровый образ жизни = готовиться к войне. Цель жизни — смерть на войне. Единственная достойная цель жизни. Кажется, всё это уже было — лет 80 назад, в абсолютной точности.
Но ладно, это «патриотическая молодёжь», которая под воздействием пропаганды сильно задержалась на стадии инфантильного мышления. С возрастом, возможно, пройдёт. Куда тревожнее то, что приходилось не только читать в той же российской блогосфере, но и слышать лично — в разговорах со знакомыми. С, казалось бы, трезвомыслящими, вменяемыми, абсолютно не внушаемыми людьми.
«Да, — говорят они, — украинский Майдан был движением к свободе. Да, российская пропаганда нагло врёт. Да, Путин вовсе не так хорош, каким его рисуют. Да, в России — несвобода, да и вообще дела давно уже обстоят совсем не хорошо. Да, Дмитрий Киселёв — «бесноватый, а какой же уважающий себя человек станет слушать бесноватого?» (подлинная цитата).
Здоровая, мыслящая часть российского общества? Но только лишь эта здоровая часть заводит речь о Соединённых Штатах Америки — всё, затыкайте уши, а лучше вообще сбегайте куда глаза глядят.
«Ну почему, почему Америка только и хочет, что захватить Россию? Ну почему она так ненавидит нас, славян? Почему она хочет превратить нас в рабов?» — и в голосе звучит абсолютно искреннее недоумение. И абсолютно искренний праведный гнев: покарать супостата, уничтожить!
Эти представители «здоровой части российского общества» искренне уверены: Америка только и делает, что нападает на Россию — в Украине, в Грузии, в Сирии, в Ираке, в Ливии, в Сербии. Поставь вопрос ребром: так что же, Украина, Грузия, Сирия, Ливия — это всё «исконно российские земли»? «Мыслящие» россияне, не задумываясь, ответят: «Нет, конечно же, нет». Но Америка всё равно нападает на Россию, и точка.
Ездя за границу, такие вот «мыслящие» россияне могут восхищаться: как хорошо в Австрии или Финляндии, как всё устроено и налажено. И очень часто добавляют: «Вот и нам нужно возродить Советский Союз». Так, словно Австрия и Финляндия свои советские союзы уже возродили, и именно поэтому там теперь всё налажено.

Но вот что в российской блогосфере потрясает больше всего: чем более нагло, чем более по-хамски ведёт себя Россия на международной арене — тем больше одобрения и даже радости высказывают, судя по другим постам, образованные и интеллигентные люди. Путинотролли?

Если бы только они — тогда не было бы никакого труда разоблачать их с самого начала. Но в том-то и дело, что путинотроллей не отличить от вполне искренних, вполне убеждённых авторов, пишущих не за зарплату, а по велению души.
Нетерпимость, хамство и злорадство — вот, пожалуй, главные отличительные черты российской внешнеполитической блогосферы.
Яркий пример: уже давно, лет десять назад, довелось прочитать пост одного вполне приличного, судя по другим постам, россиянина. Он размышлял, как не допустить движения Украины на Запад (президентом Украины тогда был Виктор Ющенко): по его мнению, нужно всего лишь, чтобы в Ираке российский спецотряд переоделся в украинскую военную форму и убил польских солдат — или же переоделся в польскую форму и убил украинских.
Слово «убил» звучало абсолютно буднично — как нечто обычное и обыденное, само собой разумеющееся.
И вот теперь констатируем очевидное: у человека не может быть двух разных характеров. У человека не может быть двух различных систем ценностей на разные случаи жизни.
И если для некоего человека убийство допустимо в межгосударственных отношениях, можно смело утверждать: в его системе ценностей оно допустимо и в межличностных отношениях, в отношениях между людьми. По крайней мере, существуют обстоятельства, когда оно допустимо, и цели, ради которых оно допустимо.

Другого просто не может быть. Разумеется, сам человек может этого не осознавать. Пока соблазн не возникнет. Но единственным сдерживающим фактором для него становится страх разоблачения и наказания.
У этого человека уже нет того, что юристы называют позитивной ответственностью, — то есть отказа от совершения плохих поступков просто потому, что они плохие.
Величие — это насилие над другими странами и гражданами других стран? Хорошо, значит, и в повседневных отношениях насилие — лучший способ доказательства своего превосходства.
Величие — это когда для достижения успеха годятся любые средства и способы? Вот и прекрасно — значит, и в достижении жизненного, житейского успеха перебирать средствами нет никакой нужды. Ни право, ни мораль никакого значения не имеют: вперёд к успеху!
Величие — это когда страна играет в мировой политике роль, для которой у неё нет объективных данных — ни по уровню развития экономики, ни даже по численности населения?
Чудесно: значит, и роль каждого отдельного человека в обществе, его социальный статус определяется вовсе не образованием и успешной работой, не объективными качествами, а чем-то совсем другим. Конкуренцию выигрывает вовсе не тот, кто объективно лучше.
Величие — это когда страна распространяет свои интересы на другие страны и принуждает их к выгодным для себя действиям? Просто замечательно: забудьте о равенстве и братстве. Пьяный хулиган на улице, сварливая и вечно делающая гадости соседка в подъезде — они великие, а вы — объект их интересов, и не более того: «Ах, вы не хотите? Зато я хочу!»

Величие — это безнаказанность? Отлично: первый и главный показатель принадлежности к социальной элите — безнаказанность и вседозволенность.
Величие — это когда все вокруг враги? Лучше не бывает: и внутри общества тоже все кругом враги.
Крайне наивно полагать, будто, канализировав агрессию вовне, можно снизить её уровень внутри общества. Ровно наоборот: если агрессия не только допустима, но и похвальна в отношении других стран и их граждан, то она сама по себе, всегда и везде, представляется доблестью. В российском обществе агрессия уже зашкаливает. Агрессия всех против всех, ненависть всех ко всем.
Да, россияне дружно любят Путина. Хотя, кстати, и здесь есть интересный момент, знакомый по последним десятилетиям советской эпохи. Да, советские граждане видели, что всё вокруг — плохо.
Но когда человек не в силах этого изменить, он начинает изо всех сил убеждать сам себя: всё совсем не так плохо, а может быть, даже и хорошо. Иначе жизнь станет совсем уж беспросветной. Самовнушение лояльности — не имеет ли оно место и в сегодняшней России?
И не полетит ли оно ко всем чертям, только лишь возможность что-то изменить появится — или пусть даже покажется, что она появилась, как это было в годы горбачёвской Перестройки?
Так вот, россияне любят Путина. И в то же время видят: жизнь в стране не устроена. Кто виноват в этом? Разумеется, в глобальном смысле — американцы. Но кто виноват, что на улицах грязь, к чиновнику не пробиться, врач, по советской традиции, видит в каждом пациенте не больного, а симулянта, которого нужно не лечить, а разоблачить, а учительница, по советской же традиции, очень смахивает на прапорщика в юбке? Как ни напрягай фантазию, а американцев к этому не прилепишь.
Царь — вне подозрений. Сама система устройства государства российского? Она тоже вне критики: если держава — великая, не может же она быть какой-то неправильной! Особенно если учесть, что для большинства россиян понятия «страна» и «государство» — синонимы.
Кто же виноват? Да, царь хороший — бояре плохие. Но почему тогда бояре плохие всегда и везде, если царь хороший? Инородцев, либералов, гомосексуалистов и иностранных агентов в таких количествах и близко не наберётся.
Вот тут и находится единственный ответ, который остаётся: виноваты все вокруг. В абсолютно буквальном смысле: все. К стенке всех и расстрелять — в буквальном смысле всех. Homo homini lupus est.
Любовь к Путину, похоже, осталась единственным фактором, объединяющим российское общество. Вот только незримые нити привязанности каждого отдельно взятого россиянина к Путину — это те нити, которые в нормальных обществах связывают людей между собой.
Путин отобрал и присвоил их. Он построил такую модель, при которой без него российское общество нежизнеспособно. Это, кстати, к вопросу о том, действительно ли Владимир Путин любит Россию.
Но дело даже не в Путине. Если в обществе царит ненависть всех ко всем, агрессия всех по отношению ко всем, — рано или поздно в таком обществе произойдёт мощнейший взрыв. По всем параметрам и по всем осям координат. Объёмный взрыв. Тот самый — бессмысленный и беспощадный.
Российская власть, разумеется, будет пытаться если не предотвратить, то хотя бы оттянуть и ослабить этот взрыв. Вот только какого характера нужны для этого меры — и какого масштаба? Пишет Борис БАХТЕЕВ
На платформі Blogger.