Header Ads

 Борис Болотов

Арестович: Способна ли Россия к полномасштабной войне?

СПОСОБНА ЛИ РОССИЯ К ПОЛНОМАСШТАБНОЙ ВОЙНЕ?
В крайние день-два, медиа, с ссылкой на западные источники, акцентировали тему подготовки РФ к крупномасштабной войне.
Пишет newkozak.co.ua
В частности, опубликованы заявления министерства обороны Литвы и материалы "Атлантического совета" (ссылки - в комментариях).
Принципиальным вопросом является степень (будущей) готовности РФ к широкомасштабной войне и способы подготовки к ней. Если литовское оборонное ведомство считает, что группировка, угрожающая Прибалтике находится в суточной степени боевой готовности к применению, то автор материала "Атлантического совета" справедливо указывает на противоречия между количеством созданных в 2016 году новых соединений и объединений (25 дивизий и 15 бригад) и реальным количеством личного состава, поступившим на военную службу - около 10 тыс в/с, что количественно - менее одной дивизии.
Опираясь на это противоречие (и ряд некоторых других данных, в частности, содержании ряда военных учений, во время которых отрабатывались мобилизационные мероприятия) автор делает предположение, что руководство РФ готовится к широкомасштабной войне, при этом вновь используя советскую модель, при которой регулярная армия мирного времени доукомплектовывалась на случай войны мобилизованными.
Как известно военным специалистам, органической слабостью советской модели являлась именно необходимость широкой мобилизации, что делало сокрытие подготовки к внезапному нападению на противника, шире - непосредственной подготовки к войне в целом, весьма проблематичной и уязвимой.
Части и соединения второго и третьего стратегического эшелона (Белоруссия, Прибалтика, Украина, РФ) в случае войны с НАТО, и подавно.
Для гражданских поясню.
Грубо, модель была такой: в мотострелковом полку - три пехотных батальона и один танковый (а кроме того, подразделения поддержки и обеспечения). В глубине советской территории, такой полк мог состоять из одного кадрового батальона и - техники остальных подразделений, стоящей на хранении. "По войне" полк доукомплектовывался мобилизованными и становился "полноценной" боевой частью, которая, после некоторого периода подготовки, предполагалась к отправке на фронт.
Например, даже в Афганистан, в 1979 году, в значительной степени входили отмобилизованные части. После распада СССР, руководство РФ постепенно перешло в строительстве своих вооружённых сил к "западной (условно) модели. Она заключается в том, чтобы сразу иметь в мирное время необходимый по численности комплект частей и подразделений, способных без дополнительной подготовки практически немедленно приступить к выполнению основных боевых задач, тоже - с последующей мобилизацией.
Разница заключалась в том, что в СССР практически не было общевойсковых подразделений, способных без доразвертывания уйти в бой в течении считанных часов/суток. Но СССР - был сверхдержавой, и мог позволить себе не спешить.
Обстановка вокруг России иная.
Благодаря каскаду реформ, к 2012 году в составе Сухопутных, Воздушно-десантных и некоторых специальных войск ВС РФ, в целом, были созданы около 65 соединений постоянной готовности. На бумаге это были "бригады", но в реальности - такая бригада, сильно натужившись, кое-как выставляла (и выставляет до сих пор) одну усиленную батальонно-тактическую группу (БТГ), что примерно в три раза меньше того, чем от неё ожидается.
Укомплектовать полностью эти бригады, сведенные Шойгу пару лет назад ещё и в "дивизии", никак не удаётся. "Грозная" российская военная машина никак не может собраться.
И сейчас я объясню - почему:
1. Боеспособность вооруженных сил - это сведённый комплексный показатель. И обеспечивает его общество в целом.
Общество в РФ капиталистическое. Экономика - сырьевая, с попытками приоритетного развития ряда отраслей, обеспечивающих высокую добавленную стоимость.
Например, ВПК. С точки зрения международного разделения труда, РФ практически не имеет замкнутых цепочек производства, тем более, в продукции с высокой добавленной стоимостью. Это самое "высокотехнологичное ВПК" без иностранной элементной базы очень плохо получается: истории с хронически нелетающими российскими ракетами давно стали собранием разноязыких мемов в интернете.
2. Если внимательно изучить структуру санкций, наложенных на РФ Западом, то нетрудно заметить что их влияние направлено по трем основным направлениям: - снижение/ликвидация возможности разведки/добычи новых запасов нефти и газа, - обрыв/замещение российской продукции в международных цепочках разделения труда, - невозможность получения российским ВПК западной элементной базы. Это - смерть.
Правда, отсроченная, лет на 10-15. В сочетании с политикой высоких военных расходов (Крым, Донбасс, Сирия, импортозамещение, развертывание новых соединений), долгосрочным трендом на снижение цен на сырьё/природное топливо, постепенным исчерпанием резервных фондов, невозможностью перекредитовать частные и корпоративные долги, программами ухода нефтегазозависимости от России основных потребителей (охотно поддержанной США и Катаром) отсроченная смерть плавно превращается в ускоренную - в части касающейся строительства воооруженных сил РФ, способных успешно решать задачи в "широкомасштабной войне".
3. Но высокая добавленная стоимость, в свою очередь, является сведённым комплексным показателем зрелости самого общества, как такового. Она касается и людских кадров, причём - кадров, в первую очередь.
Теперь смотрите внимательно на следующий расчёт: - российских мотострелковых бригадах по штату - рота снайперов. Снайпер, даже в варианте, шарп-шутер, это боец, который обеспечивает ту самую высокую добавленную стоимость на поле боя.
Так же, как для экономики, для его развития требуется ряд условий: - высокая оружейная культура общества, - развитая сеть спортивно-стрелковых клубов, - доступность технологий (от обучения до технической базы), - система отношений в вооруженных силах, позволяющая выделить такого бойца в отдельную категорию и создать ему условия для развития, - экономическая база, позволяющая вырвать из капиталистического хозяйства на несколько лет (минимум) сотни и тысячи перспективных работников высокого уровня (по психофизиологической составляющей).
В российской армии (упрощенно) 100 бригад. Рота снайперов (упрощенно) 100 чел. Способно ли российское общество само по себе, в условиях низкой оружейной, спортивной и технологической культуры, в сложившейся системе отношений, породить, призвать, научить, обеспечить 10 тыс снайперов?..
Каждые три года менять треть от их состава? Обеспечить качественное и количественное пребывание уволенных в резерве - без утраты навыков?.. В условиях экономической стагнации?..Упс.
Это значит, что в указанных бригадах будет, как минимум, одно небоеготовое/готовое только на бумаге подразделение. Это значит - небоеготовая бригада.
Перспективы развития ситуации в таком направлении через 4-5-8-10-15 лет, очевидны.
Вывод: - российская армия, государство, общество и сейчас не готово к "широкомасштабной войне", а по мере сохранения санкций, будет становиться готовой ещё меньше.
К "чести" российских военных специалистов, они это прекрасно понимают. И пока российская пропаганда усиленно запугивает наивных украинцев и европейцев ужасной и страшной, могучей "российской военной угрозой", они сформировали единственно возможную в данных глобальных условиях доктрину применения своей военной машины: - чётко идти в концепции частей и соединений постоянной готовности, постепенно увеличивая их количество - до пределов, которые потянет санкционная экономика и общество.
Данная логика, позволяет, как справедливо указывает литовский доклад, без предварительных организационно-мобилизационных мероприятий (или на их минимуме), внезапно начинать наступательные боевые действия.
Американская военная кампания в Ираке-2 (2003 год) показала, как можно достичь оперативной внезапности, в казалось бы, насквозь понятной и прозрачной ситуации, когда союзные силы перешли в наступление на армию Хуссейна практически из режима повседневных действий.
Война с Грузией (2008) доказала необходимость очень быстрой военной реакции - до наступления политических последствий и остановилась на пятые сутки, когда Запад, наконец-то, соизволил эти последствия обозначить.
Таким образом, стратегические российские замыслы на наступательное применение своих вооружённых сил предполагают: - достижение оперативной внезапности, - захват определённой территории (районов/объектов), - инициирование политических торгов о судьбе захваченного - под громогласные крики о провокациях со стороны потерпевших, необходимости зашиты мирного населения, "гуманитарном кризисе", мире и самоопределении народов, как это было сделано в Крыму.
Весь расчёт на медленный коллективно-демократический ход принятия решений на Западе и неготовность страны-жертвы к немедленному отпору - по той же причине.
Российская силовая и пропагандистская, дипломатическая машина действительно готовится к наступательным действиям против своих соседей - в первую очередь Прибалтики, Беларуси, Украины, Закавказья, Казахстана, но не в варианте "широкомасштабной войны", которую она просто не не вынесет, а в весьма специфическом виде - в виде краткосрочного мини блиц-крига, протяженностью по времени не более десятка-другого суток.
В условиях общего западного цивилизационного, военного, экономического и социального превосходства - только такая стратегия и работает.
Большую войну они не потянут и они это прекрасно знают.
Наскоки на соседей - да, частями постоянной готовности, после мощной предварительной информационно-психологической обработки объекта нападения/и союзников, подготовки, которая может идти годами, а от большой войны, как они считают, их берегут РВСН.
С мозгами в высших эшелонах власти в России, по-прежнему, неплохо, по крайней мере, свои реальные военные возможности, которые пока не превышают (и не могут превысить в ближайшее историческое время) способности провести весьма ограниченную во времени и масштабах операцию против ближайших соседей по бывшему СССР, они оценивают верно.
Как всегда, их судьбоносные планы сыпятся на исполнителях. Работает обратная сторона тоталитарных режимов: - они могут обеспечить стратегическую согласованность и полную концентрацию ресурсов и достичь, благодаря этому внезапности и краткосрочного преимущество.
Но такие режимы, постепенно вымывают и портят самое главное военное средство - человеческий ресурс. Россия, как социосистема, не в состоянии наполнить свои военные планы реальным человеческим содержанием. Ибо из России квалифицированные люди - бегут.
Да и те, кто остаётся? Конкретного юношу из славного Томска или Перми ещё как-то можно заставить пойти в армию и воевать где-то в далёкой Украине или Прибалтике, вместо того, чтобы пойти в программисты и ща совсем другие деньги шшупать девок на местной дискотеке, но заставить это сделать (и делать систематически) десятки и сотни тысяч юношей - уже нет.
Та же ситуация в миниатюре - в могучей "Новороссии". Там уже третий год - 700 танков на вооружении, только танкистов никак не могут наскрести (уже четвёртый год) и на 200 - это со всей России.
Сегодня РФ может выставить 100 БТГ - это ничтожно мало для "большой войны".
--- В общем, я бы посоветовал руководству стран - объектов потенциальной российской агрессии перестать регулярно запугивать своё население, "новыми российскими дивизиями", (эти "дивизии" все равно никогда не будут наполнены), а сосредоточиться на решении основной задачи - приведению своих государств в состояние постоянной готовности к отражению внезапного, но весьма ограниченного по силам и целям, нападения.
В случае такого столкновения все будут решать не столько наличные ресурсы, сколько скорость их ввода в дело.
На платформі Blogger.