Header Ads

 Борис Болотов

Очередной «удар» по украинским БТР

В последние дни в информационном пространстве наблюдается очередная пропагандистская кампания против Украины, российские СМИ со ссылкой на одно из украинских изданий «разгоняют» с бешеной скоростью однотипные материалы с элементами явной манипуляции относительно украинских БТР-4, поставленных в рамках т.н. «иракского контракта» от 2009 года в период 2011-2013 годов, при этом делая проекцию именно на сегодняшний день, - пишет Александр Демченко на «
Хвилі»
Пишет technosotnya.com

Да, в этот раз снова-таки главной целью является отечественный военно-промышленный комплекс. Схема проста: в очередной раз показать мировой общественности, что украинские производители вооружения не в состоянии выпускать качественную продукцию военного назначения. В то же время все ранее подписанные контракты продолжают действовать, государственные предприятия осуществляют заявленные поставки, отечественная продукция постепенно выходит на новые рынки сбыта.

Между тем украинские СМИ тоже беспрестанно тиражируют такие дезинформационные посылы, что подрывает не только доверие к отечественному производителю со стороны украинского общества, но и со стороны иностранных партнёров — нынешних или потенциальных покупателей украинского оружия.

Если цитировать повторяющиеся в различных изданиях сообщения, из 88 бронемашин смогли завестись 56 единиц, а тронулись с места вообще только 34. Причём медиа ссылались на источник, которому можно доверять – отчёт инспекционной группы госпредприятия «Харьковское конструкторское бюро по машиностроению им. А. Морозова».

Действительно, в 2014 году группа украинских экспертов была специально откомандирована в Ирак для проведения инспекции машин, которые находились на территории Ирака и были поставлены ранее. Выводы, полученные в ходе обследования, представили Генеральному директору госконцерна «Укроборонпром» Роману Романову. Снова-таки в 2014 году. Ясно, что они оказались неутешительны.

Однако возникает сразу несколько вопросов: во-первых, почему вдруг об этом заговорили в середине 2017 года: ведь со дня инспекции прошло более трёх лет; а во-вторых, отчего ныне критике подвергается конкретно эта модификации бронемашин. Что ж, попытаемся найти ответы на эти вопросы.

Посрамлённая Россия

В конце сентября 2009 года Украина заполучила первый оружейный контракт с Ираком, опередив при этом конкурентов из Польши, Чехии, Словении и Болгарии. Это было поистине крупнейшим проектом в истории украинского военно-промышленного комплекса на то время. Подписанный двусторонний договор включал в себя ряд отдельных контрактов: о поставках шести лёгких транспортных самолётов Ан-32Б, о продаже бронетехники, в том числе и 420 бронетранспортёров БТР-4Е, а также о ремонте иракской авиатехники.

Общая сумма сделки была равна $2,4 млрд. После подписания сделки бывший народный депутат от фракции Блока «Наша Украина — Народная Самооборона» Юрия Джоджик заявил, что «иракский контракт обеспечит работой 80 украинских заводов, большинство из которых сейчас простаивают. В частности, работой будут загружены Харьковское КБ машиностроения им. Морозова и завод им. Малышева».

Обслуживать контракт должна была дочерняя структура украинского государственного предприятия «Укрспецэкспорта» — предприятие «Прогресс», которое в 1990-х годах выполнило один из крупнейших контрактов украинских оружейников — поставку 320 танков Т-80УД в Пакистан. Этот проект на многие годы позволил обеспечить десятки тысяч рабочих мест в Украине.

Ирак не просто так выбрал в качестве главного поставщика бронетехники Украину. Можно сказать, что процессом отбора занимался официальный Вашингтон. Передача вооружений должна была финансироваться за счёт средств, выделенных американским правительством в рамках перевооружения армии Ирака.

Администрация 43-го президента США Джорджа Буша-младшего выделила на эту программу $3 млрд. долл. Из них $2,48 млрд. досталось Украине. Это около 85% от общей суммы сделки.

В это время Российская Федерация проводила интенсивную рекламную кампанию, предлагая свои образцы техники и услуги по модернизации и ремонту техники советского производства: ведь очевидно, что большая часть военной техники, которая в то время находилась на военных складах в Ираке, была или советского или российского образца.

Тогда причины поражения Кремля чётко сформулировал эксперт Центра исследований армии, конверсии и разоружения Сергей Згурец: «Это, возможно, самое важное: Украина продает в Ирак не излишки военной техники, а новые разработки и образцы». В свою очередь Белый дом пытался продемонстрировать миру надёжность и перспективность продукции украинского ВПК.

Кроме того, Администрация Буша-младшего не хотела, чтобы Москва, как это была во времена правления Саддама Хусейна, вновь распространила своё влияние на Ирак.

В общем, подписание контракта между Ираком и Украиной во время президентства Виктора Ющенко стало для российских властей неожиданностью, «ударом в спину», как бы сейчас назвал это президент РФ.

Однако Россия действительно ничего не могла предложить Ираку, кроме, конечно, своего недовольства. Поддерживаемые государством и получающие значительное финансирование и, соответственно, оборонный заказ, российские предприятия до последнего поставляли собственной армии советский хит — БТР–80, пока Минобороны РФ со скандалом не отказалось от закупок. Впрочем, выпускаемые в последующем БТР–82, БТР–90 и их модификации были теми же БТР–80, но с усиленным типом вооружений. В целом, сплошной обман.

На момент подписания контракта русские разрабатывали новую платформу, бронемашину «Бумеранг» для сухопутных войск. Это объясняет, почему Кремль был крайне заинтересован в срыве «иракского контракта». Москва просто-напросто хотела получить больше времени для создания БТР, который бы мог конкурировать с украинской техникой — в противном случае, через два-три года рынок бы полностью захватили украинские компании-производители.

Кстати, стоит сказать, что российский «Бумеранг» до сих пор находится на той же стадии. И очередной главнокомандующий Сухопутных войск РФ генерал-полковник Олег Салюков продолжает повторять, как мантру, то, о чём твердили его предшественники: «Мы ведём работы по созданию принципиально нового БТР К-17 «Бумеранг» с большим количеством инновационных решений и технологий». Что ж, генералы говорят, а ничего не меняется.

Засланный Саламатин

Между тем «иракской сделке» не суждено было стать самой успешной в истории Украины на тот момент. В 2010 году после прихода Януковича к власти, Москва смогла «пропихнуть» на ключевые посты в украинском государстве «своих» людей. Это касалось и оборонной сферы. Эти назначенцы-нувориши по указке Кремля уничтожали украинский ВПК; при этом было сделано всё возможное для того, чтобы расторгнуть существующие контракты в военной сфере, подорвав таким образом авторитет Украины на мировом рынке вооружения.

Одним из таких «ликвидаторов» был Дмитрий Саламатин, который в 2010 году возглавил госкомпанию по экспорту и импорту продукции и услуг военного назначения – «Укрспецэкспорт», а в 2011 году – «Укроборонпром». Затем с февраля по декабрь 2012 года Саламатин был министром обороны Украины.

Ясно, что с приходом в «Укрспецэкспорт» Саламатина, у Москвы появился шанс расторгнуть «иракский контракт». Однако для подобной операции необходимо было сыграть как украинскую, так и иракскую «карту», которые и начали играть.

Уже 27 декабря 2010 года Дмитрий Саламатин издает приказ о передаче всех сделок по поставкам вооружений с Республикой Ирак из ДП «Прогресс» в Департамент №1 «Укрспецэкспорта».

Очевидно, что ликвидация основного держателя контракта с Ираком — внешнеторговой фирмы «Прогресс» положила начало срыву украино-иракской сделки.

Впрочем, самое интересное – еще не дальнейшие перипетии с поставками, сроки которых начали сразу же срываться, а то, кто является основным ответчиком в случае нарушения обязательств, обусловленных в контракте. После того как в 2009 году бывший премьер-министр Украины Юлия Тимошенко подписала правительственное гарантийное письмо, все финансовые риски, в случае неудачи по «иракскому контракту», легли на плечи государства.

Так, уже 26 декабря 2010 года руководство ДП «Прогресс» получило от Минобороны Ирака электронное письмо, в котором указывается следующее: «Мы хотели бы проинформировать Вас, что мы начали расчёт штрафных санкций из-за задержки первого самолета с 3 октября 2010 года».

Согласно контракту максимальный размер штрафных мер был равен $9,9 млн. Тогда Дмитрий Саламатин говорил, что штрафные санкции по согласованию сторон отменены: «Но если в процессе выполнения контракта вопрос о штрафных санкциях все-таки возникнет или контракт окажется под угрозой срыва, персональная ответственность за это ляжет на прежнее руководство «Прогресса» и «Укрспецэкспорта», которое не согласовало требования иракской стороны с ГП «Антонов» и многие другие вопросы», – заявил глава «Укроборонпрома».

Между тем первые боевые единицы начали приходить к заказчику лишь в марте 2011 года. И всё это уже происходило под чутким контролем гендиректора «Укрспецэкспорта», «Укроборонпрома», а затем и Министра обороны Украины Дмитрия Саламатина.

Российская пропаганда в действии

В феврале 2013 года иракская сторона приняла уже третью партию бронетехники (42 единицы); осмотр проходил на территории Украины. Иракцы провели инспекцию машин, подписали все соответствующие акты приёма, после чего БТР были перевезены в порт, оформлены таможней и погружены на судно «SE PACIFICA». Тогда у военных специалистов Ирака не возникло претензий к качеству украинской продукции.

По неясным причинам судно, отправленное из украинского порта, так и не смогло пришвартоваться в порту в Ирака, и вынуждено было дрейфовать в Персидском заливе. Здесь уже Москва активно начала играть иракскую «карту».

Русские СМИ украсили это дополнительными подробностями (эти новости, кстати, подхватили и украинские медиа). Так, начали сообщать, что заказчик не захотел принимать БТР из-за «трещин в корпусе, замазанных краской». Однако, как уже было сказано, изначально подобных претензий у иракской стороны не возникало. В дальнейшем распространили информацию о расторжении контракта.

Целый год судно «SE PACIFICA» не могло ни подойти к берегам Ирака, ни вернуться в Украину: оно практически постоянно находилось или под арестом в иностранных портах, или в открытом море. Лишь 1 января 2014 года корабль вернулся в украинский порт, а госкомпании нашей страны вынуждены были заплатить собственнику судна многомиллионную компенсацию.

В то время как «SE PACIFICA» дрейфовала в открытом море, российские СМИ сообщили, что иракская делегация прибыла в Нижний Тагил и ведёт переговоры о закупке БТР–82А. Однако, никаких переговоров в Тагиле не было.

Примечательно, что ранее, в феврале 2013 года, а именно перед приемкой вышеуказанных 42 машин, московские пропагандисты сообщили о желании Министерства обороны Ирака аннулировать контракт 2009-го года на закупку 420 колесных бронетранспортёров БТР-4Е в Украине.

Первоисточником этой новости тогда стал блог «bmpd» российского Центра анализа стратегий и технологий, который в своем сообщении сослался на неназванный источник в военном ведомстве Украины. Как было указано в блоге, «по имеющейся информации, иракские военные проявляют недовольство некоторыми техническими и эксплуатационными характеристиками БТР-4, качеством их изготовления, а также хроническими срывами с украинской стороны сроков поставок. Кроме того, видимо, в данном деле имеется и политический аспект».

Впрочем, уже через день после публикации в блоге «bmpd» в российских СМИ появилось точно такое же сообщение о грядущем отказе Ирака от украинских БТР слово в слово повторяющее первое сообщение, но уже со ссылкой на несуществующую новость в курдской газете «Rudaw», где уже фигурировали источники, близкие к правительству Ирака.

Иными словами, русские сделали всё возможное, чтобы аннулировать сделку и подорвать авторитет украинских разработчиков на мировом рынке вооружений.

Нападки продолжаются

Ныне не только «иракский контракт» на поставку БТР-4Е становится объектом манипуляций и дискредитации со стороны подконтрольных Кремлю пропагандистов, но и другие инициативы украинского ВПК.

Так, Украина пытается продать БТР-4 другим странам – Индонезии и Таиланду, где русские тоже активно проводят информационные кампании для того, чтобы сорвать и это сотрудничество. При этом следует учесть, что и в Индонезии, и в Таиланде отказались покупать именно российскую бронетехнику.

Таким образом, Кремль пытается повторить сценарий с «иракским контрактом», используя при этом идентичные методы, которые пока ограничиваются грязными информационными кампаниями.

Между тем в Индонезии успешно завершились испытания БТР-4М украинского производства. Так, Украина поставила пять бронетранспортёров Корпусу морской пехоты Индонезии в рамках контракта, который был заключён в начале 2014 года.

«Предприятия ГК «Укроборонпром» будут продолжать выполнять все взятые на себя обязательства перед своими партнерами. В январе 2017 года 5 единиц бронетранспортеров БТР 4-М было успешно поставлено Корпусу морской пехоты Индонезии в рамках выполнения контракта, подписанного в начале 2014 года между ГП ДГЗП «СпецТехноЭкспорт» и Министерством обороны Индонезии. Передачи военной техники предшествовали ее испытания в Украине и Индонезии специальной комиссией заказчика», — говорится в сообщении госконцерна «Укроборонпром».

Также, несмотря на противодействие со стороны РФ, бронетранспортёры БТР — 4Е успешно прошли процесс стандартизации в Таиланде (в отличие от российских машин) и сейчас идёт переговорный процесс по закупке этой техники для нужд Королевской Армии Таиланда. Соответствующее решение будет принято в течение 2017-2018 гг. А пока украинские Оплоты и БТР-3Е1, которые были поставлены раньше, приняли участие в масштабных учениях на тайской земле.

И о главном

Появление в прессе таких «обвинений» о несостоятельности украинского ВПК – есть делом уже привычным для российской пропаганды, смысл которых заключается в максимальной дискредитации Украины как серьёзного партнёра на международном рынке вооружений — ибо Россия и Украина – прямые конкуренты по многим типам военной техники.
На платформі Blogger.